Google+

Во время строительства буддийского храма в Петербурге его прозвали «аметистовый храм» — из-за гранита красно-фиолетового оттенка, которым был облицован фасад. Подобно граниту, красивейшее здание Дацана Гунзэчойнэй, как звучит его тибетское имя, смогло преодолеть все невзгоды, что выпали на его долю, и выстояло в вихре исторических потрясений.

Построить храм ради сближения Российской империи и Тибета – такой цели придерживался Агван Доржиев — главный вдохновитель строительства и один из основных жертвователей на его возведение, наряду с самим Далай Ламой XIII. В начале XX века он получил разрешение на стройку в историческом районе Петербурга, Старой Деревне, привлек ученых-востоковедов и архитекторов (главным стал Гавриил Барановский, автор Елисеевского гастронома на Невском) и начал в 1909 году стройку. Завершилась она в 1915, а первая служба прошла еще в 1913 году, в дни празднования 300-летия династии Романовых.

Вскоре после открытия, в 1916, начались многочисленные невзгоды храма – гражданская война, отсутствие финансирования, разграбление, репрессии, закрытие, перепрофилирование под разные нужды — дацан Гунзэчойнэй не миновала судьба большинства храмов при Советской власти.

Второе рождение дацана началось в 1990 году, когда его вернули буддистам. Теперь здание постепенно восстанавливается в своей прежней красе, в частности, не так давно вновь засияли в прежнем блеске едва не погибшие великолепные витражи, выполненные по проектам Николая Рериха.

Buddhist-temple-St. Petersburg (1)

Buddhist-temple-St. Petersburg (3)

Buddhist-temple-St. Petersburg (4)

Buddhist-temple-St. Petersburg (5)

Buddhist-temple-St. Petersburg (6)

Buddhist-temple-St. Petersburg (8)

Buddhist-temple-St. Petersburg (9)

Buddhist-temple-St. Petersburg (10)

Отправить комментарий